Острая врачебная недостаточность

Острая врачебная недостаточность

Пандемия обострила дефицит медицинских кадров.

Власти ряда регионов в последнее время публично заявляют о нехватке медицинских кадров. В частности, министр здравоохранения Крыма оценил их дефицит в республике в 6,5 тыс. медицинских работников. «Ъ» выяснил, что проблема недостаточного количества медиков наблюдается в большинстве субъектов. Особенно остро дефицит ощущают сотрудники служб скорой помощи — из-за этого задержки выезда на вызов достигают иногда шести часов. Фельдшеры говорят, что не хватает в среднем до 50% персонала. По мнению части экспертов, в абсолютном выражении дефицита медиков в России нет, проблема в том, что молодые врачи чаще выбирают более «комфортные» специальности. Федеральный Минздрав намерен оценить проблему и предложить регионам адресные меры поддержки по итогам «выездной оценки» качества оказания медпомощи в Ростовской области и в Крыму.

Власти ряда регионов признали, что пандемия коронавируса обострила одну из главных проблем российского здравоохранения — дефицит кадров. В частности, министр здравоохранения Крыма Александр Остапенко на заседании оперштаба по борьбе с COVID-19 заявил, что в республике не хватает 2,5 тыс. врачей и 4 тыс. среднего медперсонала. Как сообщили «Ъ» в ведомстве, наибольший дефицит — от 50% до 70% — наблюдается среди инфекционистов, анестезиологов-реаниматологов, врачей скорой медицинской помощи, терапевтов, хирургов, пульмонологов, эндокринологов и онкологов.

По оценке оргсекретаря межрегионального профсоюза медработников «Действие» Александра Золотарева, дефицит медицинских кадров актуален для всей страны. Так, в Пермском крае, по оценке краевого минздрава, в государственных медучреждениях региона не хватает около 1 тыс. врачей и более 1,5 тыс. средних медицинских работников. При этом 10% работающих медиков старше 60 лет. Министр здравоохранения Ростовской области Юрий Кобзев признал, что «если смотреть на цифры, дефицита вроде как и нет», так как учитывается коэффициент совмещения (когда один специалист работает на полторы-две ставки). Однако, по словам чиновника, проблема особенно ощутима в сельской местности. Там, в том числе, не хватает эндокринологов и участковых врачей.

В минздраве Нижегородской области «Ъ» сообщили, что «как и в других регионах», в притоке врачебных кадров больше всего нуждается первичное звено здравоохранения (участковые терапевты, фельдшеры скорых и сельских пунктов).

В условиях дефицита кадров судьба критически важных медучреждений иногда попадает в зависимость от частных обстоятельств: так, в 2020 году инфекционное отделение в Чаплыгинской районной больнице (Липецкая область) закрыли после смерти инфекциониста, рассказала «Ъ» фельдшер Елена Ермолова. В Североуральской городской больнице в Свердловской области из-за увольнения врачей и их выхода на пенсию прекратило работу травматологическое отделение, говорит замминистра здравоохранения области Екатерина Ютяева.

Наибольшее опасение вызывает нехватка сотрудников служб скорой помощи.

Согласно приказу Минздрава № 388, бригада скорой должна состоять из двух медиков. Но во многих регионах, с представителями которых поговорил «Ъ», выезжать на вызовы вынужден один фельдшер. В профсоюзе «Действие» уточняют, что этот дефицит иногда скрыт «из-за массовой работы фельдшеров по совместительству». По словам председателя первичной организации профсоюза, фельдшера скорой помощи Боготольской межрайонной больницы (Красноярский край) Марины Минасян, дефицит кадров был и прежде, но пандемия коронавируса обострила проблему: «У нас три машины скорой помощи на город и район (население около 10 тысяч). Расстояние до вызова в некоторые населенные пункты до 45 км в одну сторону. До 50% состава отсутствуют: кто на больничном, кто в отпуске. Порой на город остается одна бригада, состоящая из фельдшера и водителя». По словам госпожи Минасян, количество вызовов увеличилось вдвое, нагрузка на фельдшера — втрое. Из-за этого появились задержки выезда на вызов от 3 до 6 часов, причем бригады «работают на грани человеческих сил». В красноярском минздраве на просьбу «Ъ» прокомментировать ситуацию не ответили.

Один из сотрудников скорой помощи Кемерово сообщил «Ъ», что дефицит кадров «даже на глаз» достигает 50%: из положенных 55 бригад на 553 тыс. населения в сутки выходит «от силы половина», причем с учетом бригад частных служб скорой помощи. Доукомплектовать службу скорой помощи, по словам фельдшера, местные чиновники пытаются студентами 4-5-х курсов, однако фактически старший бригады «работает один».

Фельдшер объясняет нехватку медиков низкими зарплатами и «адскими» условиями работы: «Держимся на чистом энтузиазме, но старики уходят или умирают, а молодежь сюда палкой не загонишь». Фельдшер Елена Ермолова из Чаплыгина Липецкой области рассказала «Ъ», что в районе не хватает примерно 20 фельдшеров скорой. Из-за отпусков и больничных на почти 30 тыс. жителей района порой остается всего две бригады, состоящие из фельдшера и водителя. При этом водитель должен помогать фельдшеру оказывать медицинскую помощь — накладывать жгуты, фиксировать конечности при переломах, помогать нести пациента. По словам Елены Ермоловой, только в июле три опытных водителя уволились из-за низких зарплат (оклад 6640 руб.).

Региональные власти пытаются решить проблему неукомплектованности кадрами в медицине, увеличивая целевой набор в медвузы и реализуя программы по привлечению и удержанию медицинских кадров в районах, такие как «Земский доктор» и «Земский фельдшер».

Так, целевой прием в Пермский государственный медицинский университет составляет 70% бюджетных мест. В 2020 году целевых мест было 307, к 2024 году планируется увеличить это количество вдвое. Но увеличение приема в учебные заведения не решит проблему, считает врио председателя реготделения независимого профсоюза «Альянс врачей» (внесен в реестр иностранных агентов) Валерия Меркулова: «У выпускников медицинского университета зарплаты по 20, в лучшем случае 25 тысяч, жесткая привязка к медицинской организации на несколько лет, если ехать работать в сельскую местность».

В России нет дефицита врачей в количественном выражении, считает терапевт, основатель мобильного приложения «Справочник врача» Константин Хоманов. «Проблема в том, что выпускники медвузов ищут более комфортные специальности. Соответственно, мы имеем переизбыток стоматологов и в то же время катастрофический недобор анестезиологов-реаниматологов»,- говорит он. Господин Хоманов приводит результаты регулярных исследований на платформе «Справочник врача», согласно которым нехватка реаниматологов достигает почти 50%. Ощутим, по его словам, и дефицит участкового звена, куда врачи идут «очень неохотно» из-за тяжелых условий труда и колоссальной бюрократизации.

В Минздраве РФ воздержались от оценки масштаба кадрового дефицита, но сообщили «Ъ», что планируют «выездную оценку» оказания медицинской помощи в Ростовской области и Республике Крым. По ее итогам будут выработаны «адресные меры поддержки регионов». «В то же время субъекты РФ уполномочены самостоятельно реализовывать адресные меры социальной поддержки отдельных категорий работников с целью их привлечения к оказанию медицинской помощи или закрепления в отдельных населенных пунктах»,- добавили в ведомстве.

Источник


Автор Наталья Костарнова, корреспондентская сеть «Ъ»

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1325
3533
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика