Президент Путин ратует за умеренный консерватизм. Но это путь в никуда

Президент Путин ратует за умеренный консерватизм. Но это путь в никуда

В предстоящий период мирового переустройства, исход которого еще неизвестен, умеренный консерватизм — это самая разумная линия поведения. Об этом сказал президент России Владимир Путин на Валдайском форуме. И добавил, что наш консерватизм — это консерватизм оптимистов.

Но позвольте, позвольте!.. О каком оптимизме речь?

Реальные доходы населения практически не растут уже 8 лет (то есть дело явно не только в пандемии). Закредитованность россиян на историческим максимуме. Пенсионный возраст и так подняли.

Конца и края коронавирусным проблемам не видно. Население страны сокращается уже три года подряд (сокращение началось еще до пандемии) и, очевидно, продолжит сокращаться в текущем:

— 2018 год — минус 100 тысяч человек,
— 2019 год — минус 35 тысяч человек,
— 2020 год — минус 510 тысяч человек,
— 2021 год — минус??? тысяч человек…

В истории России уже было несколько периодов, когда власть предлагала концепцию умеренного консерватизма. Ничем хорошим эти периоды не оканчивались. Разберем лишь 3 примера.


КОНСЕРВАТИЗМ НИКОЛАЯ I

В Европе вовсю шла промышленная революция: города соединялись железными дорогами, пароходы начали бороздить просторы Атлантики, тут-там-сям вырастали фабрики… Но божьему помазаннику (а русский царь, как известно, есть божий помазанник) все это было глубоко чуждо.

Авторы интересных исторических докладов на сайте спецпроекта РЖД «180 лет истории» прямым текстом указывают, что и царь, и элита долго не хотели развития железных дорог.

Сегодня это кажется невероятным: как может возражать против строительства ж/д, скажем, военный министр, ведь это отличный способ перебрасывать войска, обеспечивать поставки провизии и оружия. Или, скажем, как может возражать против этого управляющий путями сообщения, ведь железные дороги упростят экспорт продукции и позволят получать больше денег…

Но факт остается фактом: руководство страны считало рельсы-рельсы-шпалы-шпалы не просто ненужными, а даже сомнительными и чуть ли не опасными. И в том была своя изощренная логика: железная дорога — это по сути дела равенство (почти что демократия): не только князь, но и крестьянин может сесть в вагон и быстро доехать из пункта, А в пункт Б. Подобная модернизация, конечно, прямо противоречит консервативным идеям и потому абсолютно недопустима.


Художник Константин Савицкий (1844–1905), «Ремонт на железной дороге»

Еще одно следствие «умеренного консерватизма» времен Николая I — циркуляр, посвященный реформе системы образования. Ну как реформе… Правильнее было бы сказать так: посвященный бредовым ограничениям. Например, крестьянским детям запретили поступать в университет; чуть позже им вообще оставили только одноклассные приходские училища (4 арифметические операции, алфавит, письменность — этим образованием и ограничивалось). Стоит ли удивляться, что после такого «выстрела в ногу» уже к середине XIX века страна, которая и без того не была промышленным лидером Европы, стала еще больше отставать в ключевых отраслях — металлургии, химии, станкостроении, оборонном комплексе…

Ну, а про цензуру и говорить нечего — русская общественная и художественная мысль находились под жесточайшим гнетом.

Итог консервативного правления Николая — фиаско в Крымской войне, разочарование значительной части интеллектуалов в монархии и общая тяжелая ситуация, спровоцировавшая поспешное проведение не слишком хорошо подготовленных (и в чем-то даже грабительских) реформ в начале 1860-х


КОНСЕРВАТИЗМ АЛЕКСАНДРА III

Как ни странно, спустя 50 лет власть наступила на те же грабли. При Александре III также были реализованы

— крайне странная реформа образования,

— крайне странная программа поддержки дворянства,

— мягко говоря, неоднозначная земская контрреформа,

— сомнительные инициативы в части национальной политики.

С образованием все просто: программу переформатировали в пользу «классических» дисциплин (греческого, латыни, Закона Божьего) в ущерб русскому языку, истории, математике, не говоря уже о прочих естественных и точных науках. При этом циркуляр «О сокращении гимназического образования» содержал прямое указание на целесообразность сокращения приема в гимназии детей из простых семей (за что и был прозван «циркуляром о кухаркиных детях»). В общем, в 1880-е учеба стала дороже, а школьников и гимназистов из небогатых семей соответственно стало меньше — и это опять же в пору, когда научно-технический прогресс находился фактически на историческом максимуме и толковые кадры были нужны всем: аграриям, промышленникам, банкам, первопроходцам, научным организациям…

Зато власть охотно оказывала поддержку дворянству, видя в нем свою опору (1917 год потом наглядно показал, стоило ли опираться на аристократию): дешевые кредиты, субсидирование их коммерческой деятельности, общее расширение полномочий помещиков… В общем, у 1% населения страны была прекрасная жизнь. У остальных 99%, правда, не очень.


Художник Илья Репин (1844–1930), фрагмент картины «Прием волостных старшин Александром III…»

При всем при этом в ходе земской контрреформы избирательных прав лишились многие небогатые люди — ремесленники, мелкие купцы, мещане-рантье. Оно и понятно: даже зачатки демократии и самоуправления фанатов консервативной идеи всегда — всегда! — пугают, оттого консерваторы всегда норовят закрутить гайки и насадить какую-нибудь вертикаль власти. Национальный же вопрос также решался неоднозначно: наряду с хорошими инициативами по распространению русского языка на окраинах империи воплощались и крайне странные затеи по подавлению национальных культур, систем расселения, органов самоуправления.

И опять же цензура… В общем, консерватизм Александра III явно вышел боком его наследнику — Николаю II.


КОНСЕРВАТИЗМ РАЗВИТОГО СОЦИАЛИЗМА

Нефтегазовые супердоходы позволили советскому руководству реализовать в конце 1960-х — начале 1970-х множество проектов по строительству жилья и социальных объектов, расширению своего влияния в Африке и Азии, поддержке социалистических государств Восточной Европы (одних только атомных электростанций для соцлагеря начали проектировать и строить почти 10 штук), общей модернизации инфраструктуры и пр.


Леонид Ильич Брежнев на знаменитом немецком граффити

К сожалению, с середины 1970-х в СССР начался своеобразный застой:

— перестали обновляться идеологические обоснования целей и методов построения коммунистического общества: первые лица страны, партийные лидеры на местах и газеты из года в года повторяли одни и те же лозунги, что, естественно, вызывало и недоверие, и иронию, и даже раздражение у простых советских граждан,

— перестали сменяться руководители на ключевых отраслевых и региональных постах, начали формироваться прочные клановые и откровенно мафиозные структуры,

— перестали реализовываться крупные модернизационные проекты: наша электроника стала отставать от западной, наше автомобилестроение стало отставать от западного, наше сельское хозяйство по эффективности стало отставать от западного (и даже в ключевых отраслях вроде нефтедобычи и металлургии за повышение эффективности и экологичности не слишком-то боролись, а удачные примеры модернизации вроде химической промышленности были редкостью), зато находились деньги и иные ресурсы для реализации сомнительных инициатив вроде проектирования переброски вод сибирских рек в Ср. Азию или укрупнения населенных пунктов в нечерноземных областях,

— начала деградировать и система образования (в результате через 10–15 лет население принялось заряжать воду у телевизоров, относить деньги в финансовые пирамиды и читать астрологические прогнозы).

В общем, рост доходов населения замедлялся, хотя государственная пропаганда уверяла в обратном. Все это дело по традиции усугублялось цензурой и опять же не вполне адекватной национальной политикой.

Как итог — в середине 1980-х руководство страны пришло к идее скорейшего проведения реформ. Реформы были проведены крайне бездарно, а СССР прекратил свое существование.


ТРИ РАЗНЫХ ПРИМЕРА, ТРИ РАЗНЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ПЕРИОДА — НЕИЗМЕННО ПЕЧАЛЬНЫЙ ИТОГ

Консерватизм, желание закрутить гайки, стремление сохранить прежний уклад («как бы чего не вышло»), отказ от изменений и от взгляда в будущее вообще ни к чему хорошему в России в последние 200 лет не приводили (тут можно вспомнить и конец правления Александра I, тут можно вспомнить и консерватизм аграрной политики последних сталинских лет).

Что мы видим сегодня? А все то же самое:

— странные экономические реформы,

— усиление цензуры (куда ни глянь — везде какие-то иноагенты),

— непонятные реплики сильных мира сего на тему образования (этому олигарху не нужны люди с высшим образованием, этому банкиру не нужны эрудированные люди, этот министр против качественного преподавания высшей математики),

— невнятная национальная политика (у нас то борются за повышение рождаемости, то агитируют за массовый завоз мигрантов),

— медленное развитие высокотехнологичных отраслей…

Как все это похоже на описанные выше периоды консерватизма, верно?..

Мир быстро меняется. Это факт. Не всегда он меняется в лучшую сторону. Это тоже факт.

Но надо или меняться вместе с ним или менять его под себя. Попытки же постоять в стороне и тем более попытки отсидеться в своем маленьком уютном футляре под лозунгом «умеренного, но оптимистичного консерватизма» заведомо безуспешны. Это гарантия архаизации и отставания, или, проще говоря, путь в никуда.

Надо развиваться! Надо готовить кадры! Надо изучать технологические и общественные тренды! Надо адаптировать законы и управленческие практики под вызовы времени! Это, кстати, не так уж и трудно — было бы желание…

Источник


Фото: Патриотический коллаж с флагом и портретом президента



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
173
671
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика